top

МАГ/The International Association for the Humanities     ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ГУМАНИТАРИЕВ | Volume 5, Issue 1 (34), 2016.

Аспирантура в Штатах. Продолжение

Twitter ButtonGoogle+ ButtonFacebook Button

В предыдущем номере журнал “The Bridge-MOCT” начал публикацию материалов Ирины Зайковской, докторантки Michigan State University, о ее аспирантской жизни и судьбе в США. Ниже – продолжение рассказа.

 

3 ZaykovskayaЯ живу в штате Мичиган, в городке под названием Ист-Лэнсинг. Совсем рядом (даже не велосипеде можно доехать, а на машине ехать всего 10-15 минут) находится просто Лэнсинг, столица штата (да, самый крупный и известный город в Мичигане – Детройт, но он вовсе не столица). Любопытно, кстати, что до прошлого года Лэнсинг был побратимом Санкт-Петербурга (по-английски это называется sister city), но после принятия милоновского закона о пропаганде нетрадиционных отношений городской совет Лэнсинга проголосовал за прекращение побратимских отношений. Табличку на въезде в город, правда, не меняли, так что проезжающие мимо, но не чрезмерно увлеченные Википедией люди до сих пор думают, что Петербург и Лэнсинг – побратимы.

Ист-Лэнсинг примечателен в основном тем, что в здесь расположен Michigan State University. Во-первых, это хороший университет. Наверняка всем известен термин “Ivy League” (“Лига Плюща”), котрый относится к восьми лучшим частным университетам на северо-восточном побережье США. В 80-х годах американцы придумали другой термин, “Public Ivy”, которым можно было бы описывать лучшие государственные университеты. В первоначальный список MSU не входил, но сейчас входит в расширенный список таких университетов. Вырос же университет из первого в Штатах сельскохозяйственного колледжа, который был основан в Ист-Лэнсинге в 1855 г.

Здание, в котором находится моя кафедра, одно из самых новых в университете и стоит на месте бывшего университетского “лесного домика”, построенного студентами в лохматом году, как следует из таблички с исторической справкой. В этом здании (оно называется Wells Hall) будут проходить практически все мои занятия. Здесь находятся English Language Center, а также две кафедры: Romance and Classical Languages и Linguistics and Germanic, Asian, Slavic and African Languages (в просторечии – Ling Lang). Моя программа, Second Language Studies, существует обособленно, но формально относится к тому самому Ling Lang. Напротив здания – через дорогу – расположен футбольный (американско-футбольный, разумеется) стадион (команда MSU очень успешна и популярна в Штатах), в двух шагах – Международный центр, книжный магазин и фудкорт, а также река. У реки живут очень толстые и ленивые гуси. Утки тоже есть (и тоже жирные), а уж белок – не сосчитать.

Кампус огромен, больше 20 квадратных километров территории, и он продолжает расти. Бакалавры (undergraduates) обычно живут в одном из пяти “городков” (neighborhoods). Каждый из них состоит из нескольких корпусов общежитий (residence halls, в просторечии dorms) и досугового центра (engagement center), где находится столовая (на самом деле – гигантский фудкорт со всем, чего только душа пожелает, причем в хорошем смысле: там и вегетарианские блюда, и свежеприготовленная паста с морепродуктами, и японская кухня), комнаты для занятий, медкабинет (у университета есть отдельная поликлиника с врачами, а это так, с медсестрой, которая обработает  ранку и даст рекомендации по лечению насморка). Кроме того, прямо туда приходят консультанты и тьюторы, там же проводятся дополнительные занятия по сложным предметам типа математики для первокурсников.

Кроме пяти “нейборхудов” для студентов на кампусе (ну, формально на кампусе, реально – чуть в стороне от основной территории, за железнодорожными путями) есть так называемая Spartan Village (не удивляйтесь названию, спартанец – символ университета). Это уже не общежитие, а коммьюнити, то есть жилой комплекс, состоящих из множества сгруппированных в кучки одинаковых многоквартирных домиков. Здесь живут в основном graduate students, то есть магистранты и аспиранты. Некоторые – с семьями и детьми. В Америке нет понятия “одно-/двухкомнатная квартира”, здесь есть либо студия (но в Spartan Village студий нет), либо one-/two-bedroom apartment, то есть считается количество спален, а кухня+гостиная (обычно это одно помещение) есть по умолчанию. Я живу в two-bedroom apartment, которую мы снимаем вместе с девушкой из Айовы – она учится в магистратуре по программе TESOL (преподавание английского языка). Университет подбором соседей не занимается, но есть сайт, где потенциальные соседи могут друг друга искать по разным параметрам (ночной/дневной образ жизни, религия, пол, привычки и т.д.). На таком сайте мы друг друга и нашли.

 

Часть I. Коммьюнити
2 Зайковская 1Территория Spartan Village обнесена некоторым подобием забора, но никаких ограничений на въезд или вход (типа калиток и шлагбаумов) нет. Желающие получают (платное) разрешение на парковку автомобиля около дома. Всё утопает в зелени, газончики аккуратно подстригают, повсюду скачут белки, зайчики и бурундуки.

Университетский лозунг “Go green!” (“цвет” университета – зеленый) очень удачно совпал с современными тенденциями к сортировке мусора и переработке всего, что можно переработать, поэтому на территории коммьюнити есть не только мусорные баки, но и recycling centers, куда можно отнести бумагу, картон, пластик, полиэтилен, металл и т.д. Правда, к моему огромному удивлению, там не оказалось баков для батареек и энергосберегающих лампочек.

2 Зайковская 2В центре “посёлка” располагается коммьюнити-центр. Российский аналог – жилконтора. Там подписывают договор аренды, туда обращаются, если что-то нужно починить, там есть небольшой спортзал, комнаты для занятий и/или встреч, какая-то компьютерная техподдержка. Там же находятся все почтовые ящики (для писем и журналов/газет, крупные посылки доставляют под дверь). Если честно, не очень удобно каждый день туда ходить, но тут уж ничего не поделаешь. Я удачно вписалась в какую-то акцию, так что у меня теперь бесплатная подписка на Time и The Economist (на полгода, кажется), поэтому регулярно хожу проверять почту.

Это “внутренность” коммьюнити-центра. Доска объявлений, на которой много полезного (например, подробное объяснение того, что такое домашнее насилие, какие существуют програмы помощи женщинам и т.д.). Трогательное напоминание о правах для всех и еще более трогательный плакат, где, конечно же, не хватает пробела именно в русском приветствии.

 

 

Часть II. Дом и быт

Это дом, в котором я живу. Внешне он не отличается от соседних, так что поначалу трудно ориентироваться среди множества абсолютно одинаковых домиков. Входы у всех отдельные, двери квартир на первом этаже выходят прямо на улицу, а вдоль второго этажа тянется балкон-коридор, на который можно подняться по лестнице слева (кстати, около нее же располагается стойка для велосипедов).

Мы с соседкой заказывали частично меблированную квартиру: это значит, что в каждой спальне есть шкаф для одежды (очень вместительный), комод, письменный стол, стул и односпальная кровать. Мебели в гостиной поначалу не было, но мои друзья и родители Дженнифер привезли нам кухонный стол, стулья, диван, книжный шкаф, журнальный столик и так далее. Покупали мы, кажется, только торшеры и стойку для обуви. Людям, у которых нет таких добрых друзей и родных в Америке, приходится либо снимать более дорогую меблированную квартиру, либо покупать всю мебель самим (правда, в социальных сетях можно купить подержанную мебель у других студентов, здесь постоянно кто-то куда-то переезжает).

Приятно удивила прекрасная звукоизоляция квартиры, хотя стены выглядят совсем картонными. В соседней  квартире живет семья с двумя маленькими дочками (2 и 4 года), а под нами – семья с двухлеткой и младенцем. И мы детей не слышим вообще (а они там плачут или кричат периодически, родители специально нас спрашивали, не мешает ли). А вот чего нет в квартирах, так это стиральных машин. Стирать приходится в одной из двух прачечных самообслуживания: кормишь стиральную и сушильную машины “квортерами” (25-центовыми монетами), они и работают. Стиральный порошок/жидкость приносишь с собой. Стирка в маленькой машине (одна загрузка) стоит 6 квортеров (полтора доллара), сушка – тоже примерно столько же, но там можно и сэкономить, если запускать не на полный цикл, а на 15 минут, а дальше проверять, высохло или нет. К сожалению, на собственном печальном опыте довелось выяснить, что оставлять стиральные принадлежности там нельзя: у нас в момент украли упаковку ароматизированных салфеток для сушилки (они не столько для аромата, сколько антистатические, без них лучше не сушить). Причем упаковка была дешевая из дешевого супермаркета – и все равно.

Пока мне здесь очень нравится. До места учебы идти минут 25 пешком, ну или ехать на велосипеде минут 10. Единственная проблема – это железная дорога. Нет, поездов не слышно, но товарные поезда в Штатах очень длинные (намного длиннее, чем обычно в России, – а пассажирские, наоборот, короче), а подземных или надземных переходов нет, только шлагбаум, и если утром не повезет, то можно больше 10 минут простоять у переезда, ну и опоздать, соответственно.

Ирина Зайковская училась на филологическом факультете РГПУ им. А.И. Герцена (бакалавриат по профилю «Русский и английский языки», магистратура по направлению «Языковое образование»), там же в 2011 году защитила кандидатскую диссертацию по специальности «Русский язык». С 2006 по 2014 гг. работала в Петербургском государственном университете путей сообщения, преподавала английский язык и русский язык как иностранный, занималась техническим переводом. В 2014 г. поступила в аспирантуру (Ph.D.) по программе Second Language Studies в Michigan State University (Ист-Лэнсинг, штат Мичиган, США).

,

Comments are closed.