top

МАГ/The International Association for the Humanities     ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ГУМАНИТАРИЕВ | Volume 5, Issue 1 (34), 2016.

Беседа с членами редакционной коллегии журнала «Социологическое обозрение». Часть II

Twitter ButtonGoogle+ ButtonFacebook Button

Первую часть интервью см. по ссылке.

В разговоре участвуют: Александр Филиппов, Марина Пугачева, Андрей Корбут и Наиль Фархатдинов. 

 

The Bridge-MOCT:  Изменилось ли что-то, когда Высшая школа экономики стала соучредителем журнала? Концептуально, организационно?

sotsobozАлександр Филиппов: Изменилось многое, в том числе и концепция. У нас появились не просто ресурсы для периодических публикаций, у нас прежде всего появились достаточно серьезные обязательства. Если до этого мы могли исходить из того, что рано или поздно мы выложим эти статьи в сеть и что в каком-то виде они будут там существовать, то теперь мы стараемся не опускать планку. Постепенно мы изменили и наш внешний облик, перешли на другой сайт и кардинально обновили верстку. На мой взгляд, это сыграло свою роль в привлечении потока публикаций «со стороны».

The Bridge-MOCT:  Расскажите подробнее об этом, как изменились сайт и верстка и как это связано с обновлением концепции? Я вхожу в издательский совет журнала “Slavic Review” и не помню, чтобы мы когда-либо обсуждали сайт, оформление, верстку…

Александр Филиппов: По существу у нас два разных журнала. Тот, что был до 2010 г. и другой – после того, как Андрей Корбут полностью переделал внешний вид верстки.

Андрей Корбут: У меня было несколько вариантов, и в итоге я остановился на том, который наши читатели могут увидеть сейчас. Мне кажется, что эти изменения совпали с изменениями концепции или даже способствовали им. Оформление до 2010 г. действительно подходило для сборников, сделанных по подобию реферативных журналов ИНИОН. Журнал продолжал эту традицию. Но когда он начал меняться, стало ясно, что он перестает быть простым обзорным альманахом, в буквальном смысле обозрением, и становится полноценным журналом. Тогда уже не только у меня появилось ощущение, что как-то надо менять и обложку, и вообще оформление. Надо, чтобы люди видели другое лицо, потому что и содержание уже изменилось. В качестве образца удачной верстки я могу назвать только «Логос» [1]. Он сделан неплохо, у него хорошее оформление на фоне других российских журналов. Валерий Анашвили – это человек очень чуткий к типографской стороне дела. Но на «Логос» ориентироваться было невозможно. Он был совсем другой, менее академичный журнал, более широкой интеллектуальной культуры. Я же думал, чтобы все-таки делать классический академический журнал, поэтому ориентировался на западные журналы, но никакого конкретного образца у меня не было. Больше всего я читал журналы издательства SAGE, но также ориентировался на те элементы стиля, которые уже использовались нами и стали прочно ассоциироваться с журналом. Например, на графику Бердслея.

Александр Филиппов: Да, здесь нужно упомянуть Сергея Еремина, который отвечал за техническую поддержку журнала вначале его существования и благодаря которому появилась эта цветовая тема. Светлана Баньковская дала ему тогда книгу «Смерть Артура» с иллюстрациями Обри Бердслея. И затем Пьеро из другой серии графики Бердслея «Библиотека Пьеро» появился на нашем первом сайте, а потом уже стал неотъемлемой частью стиля. Его графика для нас это отсылка к определенному «академическому эстетизму».

Наиль Фархатдинов: Когда я подключился к работе, был как раз переходный период. Нам активно помогал с переездом на «движок», специально разработанный для журналов, портал Высшей школы экономики. Стилистически сайт стал более аккуратным и удобным для читателя. Но здесь важно другое – изменения в концепции в результате привели к тому, что сайт перестал быть просто хранилищем файлов, но стал больше походить на журнал – с описанием процедур подачи статьи и рецензирования, с разделом, посвященным этическим принципам и т.д. Это изменения принципов организации редакторской работы, а сайт лишь отражал их на первых порах. Сейчас же, напротив, те принципы, которые изложены на сайте, определяют нашу работу.

Александр Филиппов: Появился совершенно другой уровень бюрократического контроля и, как следствие, другой уровень дисциплины нашей редакторской работы как внутри нашего небольшого коллектива, так и с авторами. У журнала теперь полноценный редакторский публикационный цикл. Переход под крыло Высшей школы экономики в какой-то степени совпал со сменой концепции и, можно сказать, профессионализацией. И совпал удачно.

The Bridge-MOCTДа, расскажите подробнее, как она менялась со временем? Как осуществился переход от, в основном, обзоров и переводов, к авторским исследовательским текстам?

Александр Филиппов: Когда мы решили, что мы делаем просветительский журнал, мы предлагали нашим первым авторам ориентироваться на реферативные сборники, издававшиеся ИНИОН РАН. Я согласен с оценкой, которую дал Андрей Корбут. Наши первые участники были в основном из ИНИОНа, в частности, Юрий Кимелев, который тогда еще работал там, или Наталья Полякова, которая позже ушла из ИНИОНа на факультет социологии Московского университета. С нами также сотрудничал Александр Ковалев из Института социологии. Журнал практически не публиковал статьи отечественных авторов. В этом смысле он ориентировался не на исследовательское сообщество, а скорее на молодых преподавателей и студентов. Почему молодых? Потому что именно молодые преподаватели делали новые курсы, им нужны были новые ресурсы, переводы, какие-то образцы того, как сейчас надо писать.

Марина Пугачева: Я хочу сказать, что успех именно этой политики неожиданным образом можно проследить по случаям, когда недобросовестные аспиранты стали использовать наши обзоры и рефераты и выдавать их за свои тексты. Например, обзор концепций харизмы, подготовленный Наталией Фреик [2], можно встретить в других текстах.

Александр Филиппов: Да, потому что это добротная работа. В Высшей школе экономики у нас с самого начала была договоренность, что те ресурсы, которые мы получаем (помимо собственно технической поддержки работы нашего сайта, оплаты труда корректоров и редакторов), мы можем направить на гонорары за переводы, рефераты и обзоры, но никак не за оригинальные статьи. Это была принципиальная позиция начальства, которая естественно и у нас находила поддержку. Возможно, поэтому так долго и не было оригинальных статей, к тому же, как это ни печально, мы не рассматривали себя как полноценный академический журнал. Ситуация меняется с 2007-2008 годов.

Марина Пугачева: Постепенно рецензии стали превращаться в развернутые размышления над книгами, а потом мы стали публиковать эссе. И далее переводчики и научные редакторы переводов стали готовить большие предисловия к переводам, а уже потом появились большие самостоятельные статьи.

Александр Филиппов: Да, и еще одна вещь, повлиявшая на смену концепции. У нас появился «самотек». По своей инициативе неведомые нам авторы начали присылать вполне нормальные, поддающиеся минимальной редакционной обработке статьи. Раньше, если ты хочешь получить хорошую оригинальную статью, должен был либо написать ее сам, либо заказать кому-то из коллег своего ближайшего круга, чаще всего кому-то из людей, которые делали журнал. Сейчас ситуация совсем другая. Журнал вбирает в себя соки более широкого интеллектуального сообщества. Я бы сказал, стало больше ориентации на воображаемое сообщество, но не в том смысле, как у Бенедикта Андерсона. Мы «воображаем» нашего читателя, который может быть и философом, и историком, и, все еще надеюсь, социологом.

The Bridge-MOCTА кто ваш читатель? Вам известно что-нибудь о ваших реальных  читателях и их профессиональной и дисциплинарной «принадлежности»?

Наиль Фархатдинов: Здесь мы можем говорить лишь о тех данных, которые предоставляют аналитические инструменты Google. Ничего неожиданного нет. Это человек, проживающий в странах постсоветского пространства (прежде всего в Украине, Беларуси и Казахстане) и говорящий по-русски. Разумеется, есть посетители сайта и читатели нашего журнала из стран Европы (Великобритании, Германии) и Северной Америки (США и Канада), но я предполагаю, это наши коллеги, которые когда-то уехали либо учиться, либо работать, и по-прежнему нас читают. Иначе дело обстоит с полностью англоязычными выпусками, но у нас вышел пока только один выпуск, и мы сейчас не можем делать какие-то выводы.

The Bridge-MOCTКак меняется тематика публикацией в связи с изменением концепции? Можно ли проследить какие-то тенденции?

Александр Филиппов: В самом начале мы были ограничены ресурсом небольшой группы людей и их интересами. Естественно, каждый из нас старался представить свои собственные интересы: Светлана Баньковская – в области социальной теории маргинальности, а я – работы немецкой классической социологии и политической философии.

Марина Пугачева: Моя рубрика называлась «Ретроспектива», и она слилась в какой-то момент с некрологами. Был какой-то период, когда, к сожалению, каждый год кто-то из наших коллег умирал, и мы делали подборку материалов: некрологи, воспоминания, интервью, библиографические материалы.

Александр Филиппов: В общем наши интересы в какой-то степени нашли отражение в тематических рубриках, которые возникли независимо от жанровых (присущих самым первым номерам). Когда к активной работе присоединился Виктор Вахштайн, это стало сразу заметно: он усиленно занимался Ирвингом Гофманом и фрейм-анализом, так что в журнале стало много переводов, обзоров, рецензий, с этим связанных. Другой коллега, Дмитрий Куракин, известный своими научными интересами в области культурсоциологии, запустил одноименную рубрику и подготовил специальный выпуск по теме [3]. В какой-то момент Андрей Корбут начал наращивать присутствие работ по этнометодологии и конверсационному анализу. Анна Борисенкова отвечала за рубрику, посвященную исследованиями Поля Рикёра. Когда появился Центр фундаментальной социологии и мы стали вести исследовательские проекты, мы также старались найти место для публикации результатов этих  проектов – по социологии пространства [4], мобильности [5], полицейскому государству [6].

Марина Пугачева: У нас есть одна рубрика, которая появилась за пределами Москвы и ЦФС. Это «Русская Атлантида», ее редактор – Андрей Тесля из Хабаровска. Вместе с этой рубрикой к нам пришли историки. И это важно, потому что до этого у нас были социологи, социальные философы и политические философы, а тут вдруг у нас появились исторические статьи, причем очень серьезные.

Александр Филиппов: Мы познакомились с Андреем Теслей сначала в Живом журнале, а потом стали переписываться. Впоследствии выяснилось, что он очень продуктивный исследователь, который может не только сам писать исторические работы, но и привлекать новых авторов. Так формировались рубрики, которые можно увидеть сейчас на нашем сайте. Мы стараемся их поддерживать, но одновременно ориентируемся на то, что приходит «самотеком». Это позволяет нам чувствовать себя нормальным научным журналом со своим четким профилем. «Социологическое обозрение» – может быть, не единственное место, но одно из немногих – где приветствуются разнообразные работы, посвященные вопросам теории, где могут встречаться социологи, философы и историки, а не только «чистые» социологи.

The Bridge-MOCTЧему будут посвящены, например, ближайшие номера? Какие темы могут объединить и социологов, и философов, и историков?

Александр Филиппов: На данный момент мы собираем заявки для специального тематического номера о войне. Тема интересна тем, что может привлечь как социологов, занимающихся эмпирическими исследованиями феномена социального порядка и войны, так и политических философов и теоретиков, для которых война всегда была близкой темой. Планируется выпуск, посвященный т.н. «исследованиям рабочих мест» в медицине. Есть идеи собрать номер по городским исследованиям, антропологии дара и т.д.

The Bridge-MOCTВы говорили, что изменился редакторский цикл. Мне кажется, это очень важно. Многие постсоветские (и, очевидно, не только) издания начинались в свое время как инициативы круга друзей-единомышленников, но в какой-то момент эти проекты должны формализовываться. Как сейчас устроен редакторский цикл?

Марина Пугачева: Мы стали намного серьезнее относиться к рецензированию присланных материалов, вне зависимости, пришла ли статья «самотеком», знаем ли мы автора или это вообще заказанный нами обзор или рецензия. Функция рецензирования, на наш взгляд, состоит не только в том, чтобы оценить качество статьи, но и помочь автору довести ее до высокого стандарта, подсказать какие-то работы, которые он не заметил или не знал. Конечно, на это уходит время и силы, но результат приносит огромное удовлетворение и нам в том числе. Кстати, можете считать, что в данной процедуре мы продолжаем нашу образовательную миссию.

Наиль Фархатдинов: В прошлом году мы впервые опубликовали номер на английском языке. Это был специальный выпуск, и перед нами стояла задача выложить его не позднее определенного срока. Если обычно у нас есть возможность длительное время формировать портфель, то здесь мы не могли на это рассчитывать. Его подготовке предшествовало обсуждение темы, под которую, нам казалось, можно было собрать статьи. Такой темой в 2014 г. были границы. Мы опубликовали объявление о приеме заявок и далее старались действовать так, как это принято в «нормальных» академических журналах. Мы объявили четкое расписание этапов работы над журналом, в соответствии с которым провели рецензирование присланных материалов, а далее уже в тесном взаимодействии с каждым автором доводили статью до наших стандартов. Нельзя назвать это полностью автоматизированным процессом, но мне кажется, мы сделали большой шаг в направлении рутинизации редакторского цикла.

The Bridge-MOCTЕсть ли журналы, на которые Вы ориентируетесь в своем развитии?

Александр Филиппов: Вариантов два. Есть заманчивая перспектива стать журналом, похожим на скандинавский «ActaSociologica», который публикует статьи только на английском. Но у меня перед глазами другой вариант – немецкий журнал«Zeitschrift für Soziologie –ZfSOnline», который выходит в Билефельде. Этот известный журнал до какого-то момента выходил только на немецком. Сейчас в некоторых выпусках половина статей по-прежнему публикуется на немецком языке, а половина – на английском. Бывает так, что отдельные номера выходят только на английском. Пока еще рано судить, насколько далеко мы зайдем на этом пути, но мне кажется, что более или менее равномерное сочетание материалов на русском и английском языках может быть стратегической задачей. Мы хотим быть частью глобальной академической коммуникации и международного сообщества, но в то же время оставить возможность людям публиковаться и на родном языке. Отдельно стоит сказать, что в этих изданиях огромную роль играют международные советы при журналах. У нас тоже есть такой орган, и мы планируем в будущем активнее привлекать его членов для развития журнала.

The Bridge-MOCTИ последний вопрос: есть ли какие-то статьи или номера, которые Вы считаете наиболее успешными за всю историю журнала?

Александр Филиппов: Как главный редактор, я могу сказать, что мне дороги все выпуски. Отдельно хотел бы отметить выпуск № 1 за 2014 год (Том 13), в котором мы опубликовали несколько сильных исследовательских статей. Как автор я испытываю огромное удовлетворение от своей переводческой и редакторской деятельности, связанной с рубрикой «Schmitteana».

Наиль Фархатдинов: Я могу ответить с опорой на статистику и рассказать о предпочтениях наших читателей. Самым популярным номером (по количеству скачиваний файла всего номера) является выпуск № 3 (2002), далее – юбилейный выпуск № 1-2 (2011). Третьим по популярности является специальный выпуск по культурсоциологии № 2 (2010). Замыкают «пятерку» выпуски № 1 (2009) и № 3 (2011). Если же посмотреть на самые популярные статьи, то лидером (опять же по скачиванию файла статьи) является текст Виктора Вахштайна «Драматургическая теория Ирвинга Гофмана: структуралистское прочтение» (2003, Том 3, № 4). Следующим по популярности текстами являются рецензии на книгу Х. Уайта «Метаистория: Историческое воображение в Европе XIX в.» (написана А. Ашкеровым, опубликована в 2002, Т. 2, № 1) и книгу Е. Трубиной «Город в теории» (написана Д. Хлевнюк, опубликована в 2011, Т. 10, № 1-2). Обзор Камиля Галеева «Теория гидравлического государства К. Виттфогеля и ее современная критика» (2011, Т. 10, № 3) и статья Натальи Самутиной «Великие читательницы: фанфикшн как форма литературного опыта» (2013, Т.12, № 3) замыкают «пятерку». Кстати, последняя статья примечательна тем, что вызвала огромный интерес у тех, кого Наталья Владимировна исследовала, – у участников фанфикшн-сообществ в Интернет.

The Bridge-MOCT: Спасибо – и успехов.

 

[1] «Логос» – философско-литературный журнал по философии, социальным и гуманитарным наукам. Основан в 1991 г. Выходит шесть раз в год. В журнале публикуются как переводы классических и современных авторов (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Л. Витгенштейн, Ф. Джеймисон, С. Жижек и др.), так и статьи и исследования отечественных авторов. Главный редактор – В. В. Анашвили. См. подробнее на сайте журнала.

[2 Фреик Н. В. Политическая харизма: Обзор зарубежных концепций. // Социологическое обозрение. Т. 1, № 1. 2001, с. 5-24.

[3] Социологическое обозрение. Т. 9, № 2.

[4] «Рефлексивный мониторинг публичных мест: логика места и гетеротопология пространства» – исследовательский проект ЦФС, осуществленный при поддержке фонда «Территория будущего» и НИУ ВШЭ в 2007-2008 гг. См. подробнее на сайте ЦФС.

[5] «Культура новой мобильности в пространстве вещей и событий» и «Феномены порядка в мобильных коммуникациях» – серия исследовательских проектов, реализованных с 2009 по 2012 г. при поддержке НИУ ВШЭ. См. подробнее .

[6] «Полицейский порядок и ситуативная солидарность: динамика взаимодействия и трансформаций» и «Спонтанные и навязанные порядки социальной жизни: модусы взаимодействия и трансформаций» – исследовательские проекты ЦФС в 2013 и 2014 гг., осуществляемые при поддержке НИУ ВШЭ. См. подробнее.

, , , ,

Comments are closed.