top

МАГ/The International Association for the Humanities     ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ГУМАНИТАРИЕВ | Volume 5, Issue 1 (34), 2016.

Кашубы – славяне с южного берега Балтики

Twitter ButtonGoogle+ ButtonFacebook Button

1-2 G.SchramkeКаждый год на земле исчезает несколько сотен языков малых народов, обычно проживающих в национальных “пограничьях”. Часто это происходит не столько вследствие прямой дискриминации, сколько в результате процессов модернизации, глобализации, развития средств коммуникации, территориальных переделов и т.д. Иногда благодаря усилиям гуманитариев, этнологов, лингвистов, активистов национального возрождения язык и культуру удается сохранить и даже развивать. Ниже мы публикуем текст филолога, активиста современного кашубского возрождения Гжегоша Шрамке (подобные тектсы можно было бы написать о многих “запаздывающих нациях” Центральной и Восточной Европы), а также комментарий антрополога и лингвиста Николая Вахтина, специалиста по языкам малых народов. Поднятые в этих текстах темы актуальны и для постсоветского пространства: социализм как поддерживал, так и разрушал малые языки и культуры. Мы надеемся на продолжение этого разговора в следующих выпусках и приглашаем подключиться к нему. 

 

В своей работе под названием “Остатки славян на южном берегу Балтийского Моря” Алекснадр Хильфердинг  отмечал: “язык кашубский исчезает так быстро, что, может быть, через двадцать или тридцать лет исчезнет совсем”. Это было в 1862 г. Позднее Ян Канвоски, один из самых выдающихся наших поэтов, так написал в поэтическом томике  “Грустные песни” (Nôwotnê Spiéwě,” 1910) о кашубском языке и идентичночти:

Jô bëm leno chcôł
żebë ti twòji mòwë
co jã Pón Bóg dôł
nie przëkrëłë grobë! 

Или в переводе:

Я бы только хотел,
Чтобы этой твоей речи,
Что Господь Бог нам дал,
Не прикрыли могилы.

 Эти слова кажутся актуальными и сейчас.

1-1 Skre usodzkowi moce - G.SchramkeКашубы являются небольшой славянской этнической группой. Они проживают в центральной части северной Польши – в районе  Балтийского моря между Хойниками и Гданьском. Согласно переписи 2011 г., кашубами считают себя 233 000 человек. Кашубский язык (каждый его носитель также свободно владеет и польским) выработался на основании поморских диалетков и принадлежит к лехицкой группе западнославянских языков. Дискуссии о статусе и состоянии кашубского языка идут со времени издания Стефаном Рамультом в 1893г. “Словаря языка кашубского и поморского” (“Słownik języka kaszubskiego czyli pomorskiego”). Лишь в 2005 г. в связи с принятием закона о национальных и этнических меньшинствах и региональных языках кашубский энтолект был юридически признан языком в польском государстве. Немного ранее, в 2003 году, кашубский  был зарегистрирован в Библиотеке Конгресса США с присвоением ему международного кода CSB. Согласно упомянутой общей переписи 2011 г., кашубский язык знают немногим более 108 тысяч человек, хотя количество говорящих на нем свободно значительно ниже.

Кашубы, которых в то время звали померанами, с Х в. проживали на территории, значительно превышающей нынешнюю: она простиралась от Балтийского моря по реке Нотечь и от Вислы к Одеру. Вследствие раздела территории по крайней мере между двумя государственными формациями, а также многочисленных войн с соседями (прежде всего поляками и немцами), померане еще в средневековье потеряли суверенитет. Западное Поморье, управляемое династией Грифитов, с XII в. попало на 800 лет в зависимость к немецким княжествам и было почти  полностью германизировано. Восточное Поморье, называемое Гданьским, в 1294 г. после смерти последнего князя Мествина Второго окончательно отошло к Польше, а в 1308-9 гг. было захвачено крестоносцами и оставалось в их владении до 1466 г. После раздела Речи Посполитой (1772 г.) Восточное Поморье оказалось в составе Пруссии. Эти земли вновь вошли в состав Польши в результате Версальского договора после Первой мировой войны. Следует добавить, что, несмотря на германизацию и полонизациию, именно здесь язык и культура кашубов сохранились лучше всего. В 1939-45 гг. Гданьское Поморье находилось под гитлеровской оккупацией, а после 1945 г. оказалось в составе Польши. Кашубы имеют свои национальные символы: гербом является черный гриф на золотом поле, флаг также является черно-золотым. На статус национального гимна претендуют два произведения: “Там, гдe Висла” Иеронима Дердовского и “Родная земля” Яна Трепчика.

Первой кашубской печатной книгой, а, вероятно,  и старейшим литературным памятником являются “Духовные песни доктора Мартина Лютера” (“Duchowne piesnie d. Marcina Luthera,” 1586), так как более раннее издание – текст брестской “Dutki” (1402 г.) сейчас подвергается сомнению. “Духовные песни доктора Мартина Лютера” – это перевод с немецкого религиозных текстов, выполненных пастором Симоном Крофеем для кашубских протестантов.

Современная кашубская литература возникла в первой  половине XIX в. Ее появление связывают с деятельностью др. Флориана Сейновы (1817-1881), которого называют человеком, разбудившим кашубов, а также “отцом кашубской литературы”. Под воздействием его работ известные европейские слависты, такие, как Ян Анрошт Смолер, признали кашубов народом, отличным от польского, и отметили необходимость создания для него отдельного алфавита, отображающего специфику кашубской фонетики. Первое свои тексты “Wiléjá Noweho Roku” и “Szcz­ōdráki” Сейнова опубликовал в журнале Jutrzenka” (“Утренняя заря”) в 1843 г. Его главным делом считается основание первого кашубского периодического издания “Skôrb Kaszébsko – słovjnskjè мòvé”: первые шесть номеров были опубликованы в 1866 г., еще шесть в 1868 г. и один номер в 1879 г.

Следующие поколение писателей представлено Иеронимом Дердовским (1852-1902) – первым и одним из самых выдающихся кашубских поэтов. В 1880 г. он издал эпическую поэму “О пане Чорлиннском” (“O Panu Czorlińscim co do Pucka po sece jachoł”),  являющуюся  одним из наиболее известных произведений, написанных на кашубском языке. Дердовски опубликовал еще несколько поэм, как по-кашубки (“Kaszuba под Widnem”, 1883), так и по-польски (“Walek na jarmarku”, 1883). На родине его не оценили, и в 1885 г. он уехал в США.

В XIX в. кашубы стали объектом интереса этнографов, фольклористов и лексикографов. Помимо упомянутого выше A. Хильфердинга можно назвать Иеронима Голембевского, автора “Рыбацких зарисовок с полуострова Хэлу” (“Obrazków rybackich z półwyspu Helu”, 1888), и ксёндза Густава Поблоцкового, который в 1887 г. опубликовал кашубский словарь с приложением списка идиоматических выражений.

Вслед за Сейновой и Деровским на кашубском Парнасе появились новые литераторы. В 1899 г.  с произведением “Jak w Koscérznie koscelnygo obrele abo Pięc kawalerów a jedna jedyno brutka”  дебютировал Александр Майковский, которого многие признают самым выдающимся кашубским писателем, автором известного романа “Жизнь и приключения Ремуса” (“Żecé и przigòdë Remùsa”, полное издание – 1938г.), переведенного на английский язык. В начале XX в. первые произведения опубликовали и другие классики кашубской литературы: Ян Карновски, Леон Хэйке и Франтишек Сендзицки. В 1900-1939 гг. по-кашубски напечатали свои произведения свыше тридцати авторов. Появились также несколько журналов, которые были непосредственно адресованы кашубскому населению, например, Gryf”, “Zrzesz Kaszëbsko”, “Klëka”, “Vjerny Naszińc” и “Przyjaciel Ludu Kaszubskiego”.

Стремительное развитие литературы этого региона было заторможено с началом Второй Мировой войны. После 1945 г. территория Поморья стала ареной больших миграционных процессов: на место выселенных немцев (а также онемеченных кашубов) прибывало население из глубины Польши, а также из так называемых “кресов” (пограничья), то есть территорий, которые до войны принадлежали Польше, а после 1945 г. отошли к Советскому Союзу. Значительная часть этого населения считала себя немцами.

Социализм не был дружелюбен к кашубам. Можно привести многочисленные  примеры дискриминации кашубов в пользу приезжих из центральной Польши, которым отдавали предпочтение при назначении на административные должности. Кашубский язык презирался и часто высмеивался, его считали вырождением польского или даже говором “темных крестьян, пригодных только к выбрасыванию навоза из сарая”. Ученикам школ запрещают употреблять речь родителей не только на уроках (которые велись на государственном польском), но также во время перерывов. Бывали даже случаи наказания детей  розгами  за то, что те говорили по-кашубски.

В результате за время существования в составе Польской Народной Республики у коренного населения Поморья выработался так называемый “кашубский комплекс”. Он заключался в том, что кашубы стали стесняться своей идентичности и языка, чувствовать себя ущербными по отношению к титульному населению и старались наиболее полно ассимилироваться с поляками. Родители сознательно прекращали разговаривать с детьми по-кашубски, стараясь, чтобы с раннего детства они говорили исключительно по-польски, желая таким образом защитить их от повторения собственного досадного опыта, высмеивания и презрения в школе и на работе.  Среди кашубов распространилось мнение, что владение литературным польским языком обеспечивало более успешный жизненный старт и карьерные возможности. Таким образом была полностью оборвана поколенческая передача языка. Некоторые говорят, что пятьдесят лет существования ПНР нанесло кашубскому больше вреда, чем почти сто лет существования в прусских границах. До настоящего времени кашубский комплекс полностью не преодолен.

В политико-социальных условиях ПНР кашубская литература, особенно в первые два десятилетия нового строя, не имела возможностей для широкого развития. Иллюстрацией может служить тот факт, что созданный в 1945 г. журнал “Кашубская речь” (“Zrzesz Kaszëbskô”) был закрыт уже в 1947 г., а другой, называвшийся “Kaszëbë” и образованный в 1957 г., был приостановлен в 1961 г. Лишь печатный орган общественно-культурной организации Кашубско-Поморского Объединения, появившийся 1963 г. и носящий название “Бюллетень Кашубско-Поморского Объединения” (в 1969 г. оно было изменено на “Померания”), оставался одним из немногочисленных убежищ кашубской литературы. Стоит  также добавить, что в 1945-1960 гг. было издано несколько книг по-кашубски, например, “Наша сторона” (Nasze stronë,” 1955) авторства Леона Роппла, и произведения Яна Пепки.

Значимые изменения в положении кашубов начались в 1989 г., когда вместе с падением коммунизма в Польше исчезли цензура, ограничение гражданских свобод и выделение бумаги для прессы и книжных публикаций. Уже в начале 1990-х гг. можно наблюдать первые результаты: возникли кашубские издательства “Arkun” и “Kara Remusa”, начала выходить телепередача “Rodnô Zemia”, появилась радиопрограмма “Na bôtach ë w bòrach”; в школах появилась возможность изучать кашубский язык. Были изданы также два католических перевода Нового Завета – “Kaszëbskô Biblëjô. Nowi Testament. IV Ewanjelje ks. Franciszka Gruczy” (1992), а также “Swiãté Pismiona Nowégo Tesameńtu” Евгения Голубка (1993).

С течением времени ситуация улучшалась. Сейчас кашубский язык изучают более 17 000 школьников. Учителя могут получать соответствующие знания и повышать квалификацию на пост-дипломных курсах кашубского языка, а в октябре 2014 г. в Гданьском Университете появилось новое направление – кашубская этнофилология. С 2004 г. работает Радио Kaszëbë, отмечаются праздники, например, День Единства кашубов. Существует несколько региональных издательств, как частных (например, “Регион”), так и принадлежащих организациям (например, Издательство Кашубско-Поморского Объединения). Что касается костелов, то осуществляется богослужение и святые мессы с элементами литургии на кашубском языке. Множество дорожных указателей уже двуязычны, в некоторых селах и городках названия улиц указаны по-кашубски. Кашубы также присутствуют в Интернете (сайты организаций и личные страницы, а также форумы на порталах сообществ), а возникновение музыкальной группы “Chëcz” и издание диска “Dlô młodëch” (2000) положило начало развитию кашубской молодежной музыки.

Кашубская литература также  успешно развивается. В 2000-2014 гг. были опубликованы тексты более 90 поэтов, прозаиков и драматургов. Литература этого региона становится богаче и разнообразнее, в ней появилась научная фантастика, например, “Nalazłé в Bëtowie” Петра Дзекановского, новый тип психологической прозы, например, “Drapce” Гжегоша Шрамке [автора этого текста – прим. перев.] и даже первые профессиональные комиксы, например,”Szczeniã Swiãców” Яна Натречу и Романа Кухарского. В 2011 г. вышел сборник эссе “W stolëcë chmùrników Станислава Пестки, написанных по событиям 11 сентября 2001 г., свидетелем которых был автор. Выходит все больше переводов на кашубский язык: в 2010 г. вышел перевод шедевра польской литературы “Господин Фадей” Адама Мицкевича, выполненный Станиславом Янкe, а в 2013 г. – шекспировские “Ромео и Джульетта” в переводе Иды Чалий.

Невзирая на все эти достижения, ситуация кашубов неоднозначна. По-прежнему наблюдается снижение доли кашубского языка в повседневной жизни, он все реже слышится в домах, на улицах и магазинах, а на уроках кашубского языка дети в подавляющем большинстве изучают его уже как иностранный. На упомянутом отделении гданьской этнофилологии им занимаются несколько человек, и существование этого направления в будущем  находится под вопросом. В литературе,  несмотря на достижения, по-прежнему существуют громадные лакуны, в том числе в популярных жанрах, например, почти нет произведений в жанре fantasy, детективов или триллеров; совсем нет романов ужасов, приключенческих романов для детей и молодежи, или романов типа “Harlequin” или “Twilight” Стефани Мэйер. Попытки создания коммерческого телевидения потерпели фиаско (канал CSBTV проработал два года, 2010-2012), а художественных фильмов на кашубском всего два. Выходит единственный значимый общекашубский журнал “Pomerania” (вместе со своим поквартальным литературным приложением “Stegna”).

Вековая уже битва за сохранение и развитие языка и кашубской культуры продолжается. Какой будет картина кашубства через сто лет? Что произойдет с кашубской идентичностью? Исчезнет ли кашубский язык, как многие другие языки, оставив несколько литературных, музыкальных и кинематографических произведений? Неизвестно. Но есть надежда, что этого не произойдет.

 

Гжегож Шрамке (Grzegorz Schramke) закончил филологический факультет Гданьского университета; защитил первую магистерскую диссертацию, выполненную на кашубском языке. Во время учебы участвовал в деятельности студенческого объединения “Померания”, писал тексты для рок-группы. Сейчас преподает в школе кашубский язык и культуру, публикуется в кашубской периодике.

Перевод с польского Е. Гаповой.

,

Comments are closed.