top

МАГ/The International Association for the Humanities     ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ГУМАНИТАРИЕВ | Volume 5, Issue 1 (34), 2016.

О ситуации в Европейском гуманитарном университете

Twitter ButtonGoogle+ ButtonFacebook Button

1 лого ЕГУВ течение нескольких лет в СМИ, пишущих о Беларуси, в основном белорусских  и немецких, реже – российских и американских – регулярно появляются тексты о Европейском гуманитарном университете, белорусском “университете в изгнании”, работающем последние десять лет в Литве.  Все чаще эти материалы носят тревожный характер: сообщается об увольнении сотрудников, конфликте части преподавателей и администрации и обвинении ее в авторитарном управлении, требованиях студентов участвовать в принятии решений, в том числе в выборах ректора. Пишут о претензиях со стороны белорусской оппозиции и утверждении, что “университет перестал быть белорусским” и что он должен более активно выражать свою политическую позицию и т.д. Электронный журнал “The Bridge-MOCT” подготовил справочный  материал о событиях последнего времени в ЕГУ. 

Европейский гуманитарный университет (ЕГУ) был основан в Минске в 1992 г. при поддержке Министерства образования (но без финансового участия  государства), Института “Открытое общество”, Посольства США, правительства Франции, некоторых немецких фондов и других организаций, как новый, постсоветский университет, поставивший задачу стать “интеллектуальным мостом” между западным и “нашим” знанием. В частности, в ЕГУ был создан первый богословский факультет в светском учебном заведении; в настоящее время этот факультет работает в Белорусском государственном университете; в университете работал, при поддержке посольства Франции, факультет политических и административных наук с обучением на французском языке; проводились летние школы, возникали новые научные центры. Инициаторами ЕГУ были два философа: Анатолий Арсеньевич Михайлов и Владимир Александрович Дунаев, и факультет философии занимал очень важное место среди университетских программ. В те первые годы в ЕГУ много обсуждали принципы университета, наиболее часто вспоминая классическую гумольдтовскую модель.

Университет развивался и был академически успешен. Вместе с тем, существовали и проблемы, общие для новых постсоветских университетов (речь не идет о коммерческих проектах), которые должны быть включены в местные системы образования, аккредитованы и лицензированы Министерствами. Они должны “легитимировать” новое знание, выстраивать отношения с государственными вузами и думать о трудоустройстве своих выпускников (чья квалификация должна быть “совместима” с имеющимися рабочими местами). Помимо этого, новые ВУЗы должны заботиться о собственном финансировании; в тех случаях, когда оно исходит из-за рубежа, это может вызывать опасения у государства. В 2004 г. ЕГУ был закрыт белорусским правительством – об этом в то время много писали – и с 2005 г. работает в г. Вильнюсе, где зарегистрирован и аккредитован как литовское высшее учебное заведение при поддержке Еврокомиссии (Евросоюза), Скандинавского Совета (правительств Северных Стран) и некоторых других организаций. Его “руководящей” структурой является Управляющий совет. ЕГУ более всего ориентирован на белорусских студентов и часто характеризуется как “белорусский университет в изгнании”. Помимо бакалавриата, в университете существует ряд магистерских программ.

Когда заходит речь о ЕГУ, коллеги из других стран и университетов наиболее часто спрашивают: как практически все это организовано? – учитывая, что университет физически находится в одной стране, а его преподаватели и их семьи “прописаны” в другой. Расстояние между Минском и Вильнюсом около 160 километров, т.е. два половиной часа на машине или три на поезде, однако этот отрезок пересечен границей с Евросоюзом. Это означает проблему оформления виз, пересечения границы, получения разрешений на работу, другого государственного языка и т.д., т.е. огромное количество административной работы для университетских служб. В первые годы преподаватели приезжали в Вильнюс на неделю или две, читали “блок” своего курса  и уезжали на то время, когда приезжали преподаватели другого курса (студенты бакалавриата живут в столице Литвы постоянно). Сейчас система налажена: для временного проживания преподавателей университет арендует помещения (“пансионаты”) в центре города; руководство программ и факультетов живет в Вильнюсе постоянно (по крайней мере во время учебного года) и, ожидается, что многие преподаватели также будут находиться на месте значительную часть семестра.

В жизни всех “стартапов” наступает период, когда “ручное управление” должно перейти от “компании единомышленников”, которые начинали вместе, к безличной, работающей автоматически административной системе. Этот период в жизни университета пришелся на время обустройства в другой стране и подключения к другой академической системе. Начала меняться программа: artes liberales стали уходить – два года назад было закрыто философское отделение, но возросло количество “практических” специальностей  иновых дисциплин (коммуникация, дизайн, туризм, визуальная культура). Такая концептуальная перестройка связана с условиями финансирования, стремлением привлечь абитуриентов, которым после получения диплома надо будет, говоря словами Маркса, есть, пить и одеваться и некоторыми другими обстоятельствами. ЕГУ покинул проректор В.А. Дунаев, в администрации появились новые люди. Некоторые из них пришли из западной академии и общаются с коллективом по-английски. В это же время возникла напряженность в отношениях между частью преподавателей и администрацией, в значительной мере из-за введения новой контрактной системы. Преподаватели провели выборы в Сенат, но администрация отказалась признавать некоторые из его требований, и стороны начали обращаться к литовскому законодательству, чтобы выяснить, как можно решить подобный трудовой спор. Глава Сената, историк Павел Терешкович, был уволен, и сейчас правомочность увольнения рассматривается литовским судом. Прошлым летом не были продлены контракты с несколькими преподавателями, работавшими в ЕГУ практически со времени основания ВУЗа, стремящимися сохранить старые традиции и активно противостоящими администрации, что вызвало многочисленные обсуждения в социальных сетях и  СМИ (см., например: здесь). Некоторые уволенные преподаватели видят в произошедшем “советское” наследие, преследование несогласных по идеологическим причинам и ограничение академической свободы. Университет, однако,  не выставляет идеологических требований преподавателям (в этом смысле они обладают академической свободой и могут преподавать и публиковать то, что считают нужным). Вместе с тем, администрация выстраивает жесткую контрактную систему, которая, как предполагается, необходима в условиях капиталистической конкуренции. Очевидно, развитие событий в ЕГУ можно рассматривать в контексте мировых неолиберальных тенденций и глобализации академии.

В 2014 г. ректор ЕГУ А.А. Михайлов занял должность президента ЕГУ, а обязанности ректора в настоящее время занимает американец Дэвид Поллик, бывший ранее президентом колледжа в Алабаме. В то же время было объявлено о конкурсе на должность ректора.  На этот пост в настоящий момент претендуют семь кандидатов: исполняющий обязанности ректора Дэвид Поллик, проректор по международным связям Дариус Удрис, лидер движения “За свободу” Александр Милинкевич (чья платформа скорее годится для общественной организации, чем учреждения высшего образования), философ Татьяна Щитцова и другие. Тема выборов ректора (которого должен назначить управляющий совет) сразу же стала активно обсуждаться; была распространена петиция “за прозрачные выборы“; студенты и выпускники ЕГУ выразили желание участвовать  в выборах или, по крайне мере, быть услышанными и провели конференцию по этому вопросу * Все эти годы о ситуации в ЕГУ также активно высказывалась белорусская оппозиция, полагающая, что университет не должен быть в стороне от политики событий, должен “оставаться белорусским“, т.е. желающая иметь игрока не только на академическом поле.

Очевидно, наиболее полно “новейшая” история ЕГУ (в которой множество подробностей, отдельных тем, организационных вопросов, политических раскладов и т.д.) рассказана в недавней публикации в немецком издании “Zeit”, которую можно прочесть в переводе: “Университет в изгнании: миф в опасности”. Журнал “The Bridge-MOCT” публикует короткое интервью с кандидатом на пост ректора Татьяной Щитцовой (см. ниже).

* Для справки: в американских университетах ректора обычно назначает попечительский совет, и ни преподаватели, ни студенты к этому отношения не имеют, хотя могут участвовать в принятии некоторых других решений (в частности, найме сотрудников на пожизненную позицию – т.н. tenure) через свои организации, а также выражать недоверие руководству или отдельным администраторам.  Возможность такого участия (которое иногда приходится отвоевывать у администрации) является результатом существования общенациональных преподавательских организаций, например, American Association of University Professors, солидарности университетов и их подразделений, а также долгих и мучительных переговоров с участием юристов с обеих сторон.

 

Елена Гапова, редактор журнала “The Bridge-MOCT”.

,

Comments are closed.