top

МАГ/The International Association for the Humanities     ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ГУМАНИТАРИЕВ | Volume 5, Issue 1 (34), 2016.

Почасовики – новое лицо академии?

Twitter ButtonGoogle+ ButtonFacebook Button

Проблема “почасовиков” – по-английски adjuncts – является постоянным предметом обсуждения как в американской прессе и блогах, связанных с проблемами высшего образования, так и в университетских профсоюзах. Собственно, проблема шире, чем судьбы работников с почасовой оплатой: речь идет об экономической и социальной стоимости научных степеней; статусе и ценности квалифицированных профессионалов в национальной экономике и о том, “куда идет” высшее образование, где стоимость обучения выросла за последние пятнадцать лет на 40%.

Кратко суть проблемы такова. Когда-то университетов, студентов и докторов наук было мало, и получение докторской степени подразумевало социальный успех и гарантировало работу в университете или какой-то престижной организации. После Второй мировой войны ситуация начала меняться: выросло как общее количество людей с высшим образованием (университет или колледж), сначала демобилизованных ветеранов, имевших льготы, а затем и других категорий населения, так и, соответственно, количество обладателей докторской степени. Особенно быстрым рост стал в 1980-е одновременно с трансформацией в развитых странах индустриальной экономики в экономику знания и услуг. Согласно американской статистике, в период с 1910 по 1919 год докторскую степень ежегодно получали 546 человек, а начиная с 2000 года уже более 41 000 человек. В 2013 году в США было присвоено чуть более 48 000 докторских степеней. Распределение по дисциплинам можно посмотреть здесь. Около 50% от этой цифры – это степени, получаемые иностранными студентами в таких дисциплинах, как математика, точные/естественные науки (такие же тенденции характерны и для Канады). Многие из них остаются работать в Северной Америке.

Справедливости ради надо сказать, что не все доктора наук хотят стать профессорами. “Компьютерщики” и “естественники” уходят в “индустрию” – компании, занимающиеся разработкой и производством продуктов в соответствующих областях. Многие обладатели Ph.D. в социальных и гуманитарных науках работают аналитиками и консультантами в международных проектах, государственных структурах, фондах и т.д., но значительная часть из них, по крайней мере сначала, пишет преподавательскую работу.

Если ранее докторская степень из университета “первого ряда” (Гарвард, Принстон, университет Чикаго, Стэнфорд, Колумбия и т.д.), куда попасть в аспирантуру сложно, предполагала продолжение карьеры в заведениях такого же уровня (при том, что кафедры не оставляют защитившихся у себя: новый доктор наук должен найти первую работу в “независимом” месте), то со временем выпускники уже не могли на это претендовать. Конкуренция за академические позиции стала очень жесткой, так как в какой-то момент оказалось, что академия не может вобрать в себя всех защитившихся, даже если они готовы преподавать в провинциальных колледжах в глубинке, двухлетних заведениях (community college) или частных средних школах. На каждую открывшуюся позицию на университетской кафедре приходит более пятидесяти заявок.

Обычно поиск позиции в академии длится два-три года после защиты, после чего новый доктор наук, сопоставив реальное и идеальное, уходит в другую сферу. Согласно “анекдотическим свидетельствам”, среди нью-йоркских официантов и таксистов немало докторов в области искусствоведения и философии. Однако какое-то количество людей остаются работать почасовиками – adjuncts, т.е. читать отдельные курсы с оплатой от трех до семи тысяч долларов за семестровый курс. Кто-то из них надеется со временем написать хорошую книгу и получить постоянную позицию, а кто-то за неимением других вариантов меняет карьеру.

Многие небогатые (“непрестижные”) университеты в условиях сокращения финансирования стремятся нанимать значительное количество почасовиков: в некоторых случаях они составляют до 70% всех преподавателей. Будучи квалифицированными, хорошо образованными, часто талантливыми людьми, адъюнкты “стоят” гораздо дешевле штатных профессоров и, кроме того, позволяют университетам осуществлять быстрое планирование. В случаях угрозы закрытия какой-то программы ввиду ее нерентабельности университетские администраторы часто видят решение в том, чтобы удешевить ее, нанимая почасовиков.

Помимо низкой оплаты и отсутствия гарантии занятости, почасовики обычно они не имеют тех социальных льгот, которые работодатель обеспечивает постоянным сотрудникам, т.е. медицинской страховки, выплат в пенсионный фонд и т.д. Но в условиях растущей безработицы в академии многие согласны работать на таких условиях. В некоторых университетах конкурс на преподавание почасовых курсов составляет до 300 заявок на одно место. Многие университеты и профсоюзы преподавателей ограничивают объем работы почасовиков двумя курсами в семестр, чтобы трудоустроить большее количество людей.

В последние годы о проблемах преподавателей-почасовиков и их эксплуатации университетской администрацией много пишут в  The Chronicle of Higher Education – основном издании, посвященном жизни в академии, а также в журнале Academe, органе Американской ассоциации университетских профессоров. Помимо этого, был создан профсоюз почасовиков (что в некоторых случаях встречает яростный отпор администрации) и начались кампании в их поддержку: следить за новостями и акциями борьбы за трудовые права можно здесь.

25-го февраля 2015 года состоялся ‘National Adjunct Walkout Day’ – очевидно, первая общенациональная забастовка почасовиков. Ниже ссылки на некоторые материалы, которые позволяют узнать об этом событии подробнее:

Adjunct professors get poverty-level wages. Should their pay quintuple?

Adjunct Professors Protest ‘Unstable’ Work Conditions With A National Walk-Out Day

National Adjunct Walkout Day unites professors across nation

On National Adjunct Walkout Day, Professors Call Out Poverty-Level Wages & Poor Working Conditions

 

Елена Гапова, редактор журнала The Bridge-MOCT.

,

No comments yet.

Leave a Reply