top

МАГ/The International Association for the Humanities     ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ГУМАНИТАРИЕВ | Volume 5, Issue 1 (34), 2016.

Риторическая грамотность и критическое мышление: Academic Writing à la Russe

Twitter ButtonGoogle+ ButtonFacebook Button

photo venedictovaНужны ли в российской высшей школе “уроки письма”? Сегодня потребность в них осознается лишь в той мере, в какой официальным приоритетом для университетского ученого стало наличие международных (на английском языке) публикаций. Но за этой очевидной потребностью важно видеть нужду более глубокую. Речь идет не об овладении грамматическими и стилистическими нормами, но об умениях куда более сложных – дисциплинированно и критически мыслить, обосновывать суждения, эффективно и убедительно строить публичную речь. Широкое распространение этих сложных риторических навыков в России начала XXI столетия – задача не менее насущная, чем массовая борьба с безграмотностью в начале XX века. Чтобы открыть для себя новые пути и возможности, нужно освободиться от автоматизма сложившихся привычек, – учиться по-новому использовать собственное культурное наследство, – учитывать международный опыт, в частности, американский, –  активнее участвовать в образовательных экспериментах по формированию письменных навыков, которые все чаще предпринимаются в глобальном масштабе.

Письмо воспринимается большинством из нас как навык более механический, чем творческий, – он усваивается в начальной школе (когда, собственно, только и бывают уроки письма), потом развивается в средней (элементарные представления о композиции и стиле) и в этом объеме достаточен, кажется, на всю оставшуюся жизнь. Для «обычного человека», успешно написавшего сочинение на выпускных школьных экзаменах, тем паче на вступительных в университет, письмо, по умолчанию, проблемы не составляет и предметом особой заботы может не быть. Зачеты и экзамены по гуманитарным дисциплинам проходят традиционно в устной форме, – письменно выполняются курсовые и дипломные сочинения, но они, по определению, немногочисленны. Да и степень внимания к «письму» в этих случаях зависит от доброй воли преподавателя, а того больше занимает специализированно-содержательный аспект работы. Самое большее, до чего доходят руки, – элементарная структуризация, правка вопиющих погрешностей стиля и орфографических ошибок (они упорствуют даже у филологов). Это – что касается родного языка. Письмо на языке иностранном подчинено освоению языковой нормы – грамматики и лексики, а в последнее время также подготовке к международным экзаменам, – и тут, что называется, не до изысков. В ситуации, когда не хватает времени – когда его хватает?! – под сокращение попадает прежде всего «writing». Тем более, что среди преподавателей языка редко кто может похвастаться соответствующей специализацией, то есть, грубо говоря, знает, как к делу подступиться.

Такая ситуация в высшей школе сложилась не вчера и, надо сказать, нимало не помогает справляться с привычной для России социальной немотой. Навыков публичной артикуляции собственных взглядов драматически недостает всем, – включая и  тех людей, которые к этому призваны профессией, социальным статусом, уровнем и характером образования. Отсюда – «никакой» уровень культуры дискуссий и прогрессирующая де-интеллектуализация медийной среды. Отсюда же – «безъязыкость» наших специалистов, даже талантливых, когда они сталкиваются с необходимостью изложить, разъяснить, отстоять свои позиции в ходе международного взаимодействия. И – само собой – недо-представленность в мировой науке, неуслышанность в международном гуманитарном разговоре.

Поставив исходно вопрос: задача ли университета – обучать письму? – мы в нашей «трансатлантической» дискуссии пришли к выводу: безусловно, да. Понятие культурной грамотности (а это не только элементарная техника владения языком!), его состав и качество в современных условиях драматически меняются. Интеллектуально емкие формы речевой деятельности, традиционные и нетрадиционные, множатся и в академической среде, и в глобализирующихся «медиа», – они требуют к себе внимания, готовности к выбору, грамотной интерпретации, осознанному использованию. Университетские уроки письма, как на родном, так и на международном языке – одна из перспектив решения этой проблемы.

Риторическая грамотность. Важность ее обосновывается тем, что власть и свобода – дискурсивные практики, участие в которых, тем паче владение которыми, требуют отточенного и осмысленного мастерства. Другая важная обязаннность – внимание к импульсам нового, способность и готовность к опережающей адаптации. Мне запомнился риторический вопрос, сформулированный докладчиком в одном из бесчисленных аспирантско-преподавательских семинаров в Чикагском университете: в чем состоит центральный вопрос гуманитарной науки? – спросил он. И уверенно за себя и других ответил: это вопрос о способности человека к перемене (It’s the question ofhuman change), о потенциале обновления, присущем культуре. Я думаю, что в России в сходном контексте ученый-гуманитарий сделал бы акцент на сохранении культурных ценностей. Разумеется, одно невозможно без другого; беда в том, что гармонично объединить эти два вида озабоченности трудно и удается это крайне редко.

Татьяна Венедиктова, профессор, зав. кафедрой общей теории словесности (теории дискурса и коммуникации) МГУ им М.В. Ломоносова.

,

Comments are closed.