top

МАГ/The International Association for the Humanities     ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ГУМАНИТАРИЕВ | Volume 5, Issue 1 (34), 2016.

Что я сказал бы коллегам-преподавателям философии, если бы мог

Twitter ButtonGoogle+ ButtonFacebook Button

Новосибирский философ Михаил Немцев (уже известный читателям журнала по другим публикациям – см. № 3, 2012) написал текст, посвященный философии в вузе и философам как академической профессии, который  уже опубликован в сибирском журнале “Идеи и идеалы” (№1 (15), т.1. 2013 С. 33-35). Он  поднимает проблемы столь важные для гуманитаристики, что редакция журнала “The Bridge-MOCT” попросила у автора разрешения на повторную публикацию текста. Мы также надеемся, что читатели захотят на этот текст  откликнуться.  

 

Что я сказал бы коллегам-преподавателям философии, если бы мог

 

В конце  концов,  как же и могло быть иначе! Наука процветает  нынче
и кажется  с виду чрезвычайно добросовестной,
между тем  как то,  до чего постепенно  принизилась  вся новейшая  философия,
этот остаток философии наших дней,
возбуждает недоверие и уныние, если не насмешку и сострадание.

                                                          Фридрих Ницше, «По ту сторону добра и зла»

 

Дамы и господа! Преподавание философии в университете – ответственнейшее дело!  Философия  – важнейший предмет всего высшего образования. И хотя его нужность и важность не очевидна столь многим, нужным и важным оно быть от этого не перестаёт. К тому же  это ещё и чрезвычайно интересно, и я сам чрезвычайно рад возможности заниматься этим во всех отношениях достойным делом.

Однако, дамы и господа, мне хочется высказать Вам, ни к кому лично не обращаясь, три сожаления, точнее даже – три претензии к Вам. Поскольку это ведь Вы сами во многом  ответственны за бедственное положение нашей дисциплины,  нашей профессии. Ибо это положение бедственно! И пусть эта ответственность лишь моральная, но всё же, разговор о том что будет и что должно быть, нужно начинать с того, что есть. А что есть – есть мы, на кафедрах и факультетах, такие какие есть. И то, что «философия» для (подавляющего?) большинства студентов – лишняя трата времени, а для чиновников – лишние траты бюджета,  это кроме чужого невежества ещё и результат нашей плохой работы, дамы и господа. Поскольку в академической среде принцип «как бы кого не обидеть» (оборотная сторона всегдашней готовности к групповой травле) есть первейший принцип академического письма, позволю себе некоторую речевую вольность. Sapienti sat.

Первое. Философия – предмет чрезвычайно сложный. Именно этим он интересен: едва ли какой-то другой предмет университетской программы столь универсален и так близко касается жизни  всех без исключения студентов. Разве что физической культуре могу уподобить её: это предмет столь же сложный для преподавания, столь же жизненно важный, столь же часто извращённо-мучительный для студентов. Большинство преподавателей философии  –  Вы, дамы и господа!  – сами же ей несоразмерны. Они далеко не столь сложны, как дисциплина «философия», они содержательно неинтересны. Философия в их занятиях случайность, она их не преобразила  и на их лицах нет ни малейшего отблеска великого пламени; им нечего сказать «от себя» как философов, кроме повседневных банальностей, и потому они не могут говорить и от лица философии. Что у них есть  предложить студентам, кроме программы? Есть ли у них своя собственная философия? Нет, с грустью вынужден констатировать я. Большинство преподавателей философии не имеют никакой собственной философии, не нуждаются в ней и не имеют к ней вкуса, а потому под видом «философии» предлагают набор неких всегда произвольноподобранных знаний, предлагаемых для разучивания,запоминания и воспроизведения. Знания эти могут привлечь тех немногих, кто любит учиться, узнавать новое, немногих людей с развитым  когнитивным инстинктом, но почему все остальные должны это учить, запоминать и т.д.? Есть ли у Вас рациональные ответы? Я понимаю, что Вам, коллеги, вверена власть принуждения, и Вы ею пользуетесь, но можете ли Вы показать на себе: зачем нужна вся эта т.н. «любовь к мудрости»?

Я очень далёк от мысли, что философию должен преподавать «философ»; нет, профессиональная философия и преподавания философии – это две разные профессии. И прекрасный тренер может не быть спортсменом. Думаю, что достоинство преподавателя – в достойной репрезентации своей дисциплины. Какой я её представитель? Вот вопрос, на который нужно ответить себе. Боюсь, что большинство из Вас даже не подозревает о том, что прежде чем говорить о преподавании философии «вообще», надо бы сосредоточиться на своём собственном месте в этом преподавании – и посредством преподавания, в философии. Так грустно, обернувшись,  увидеть пустоту, да?!

Дело ещё и в том, что – это второе, и это серьёзнее – вы несовременны. Большинство из вас не имеет философского интереса к происходящему вокруг. Как потребители новостей (телезрители, читатели новостных сайтов) Вы ничем не отличаетесь от прочих сограждан. Что Вы как философы думаете о событиях последнего времени? Что Вы как философы можете сказать о последних новостях? И можете ли? Я уважаю тех, кто может сказать  – как светлой памяти  Е. К. ответил  коллеге на вопрос о новом президенте России (в 199 году. тогда как раз случилось translatio imperii)  – «я ничего об это не знаю, я переводил Фому Аквинского»; но Е. К. и преподавал средневековую философию – но все ли могут удержаться в рамках своей узкой отрешённой дисциплины (смиренно не претендуя при этом на влияние, но лишь -хотя и это недосягаемо высоко – на максимальный профессионализм)? Но как уважать тех, кто, выйдя из университета, сейчас же забывает мышление, к которому был вроде б причастен в аудитории, и становится сейчас же банальным «человеком с улицы»? Несовременны же Вы потому, что не видите в происходящем вокруг Вас проблем: ни жизнь людей, не жизнь природы не занимает Вас, Вам не интересно о них думать. Великие мыслители прошлого, на которых Вы ссылаетесь в лекциях, всматривались в происходящее вокруг; в повседневности, в её событиях,  проступало для них, если угодно, Бытие, Сущее и т.д. Вы же многие уже давно забыли, что это такое – философствовать о том, что есть. Это значит – о том, что есть сейчас. Так, за новый закон с коллегами потрындеть. И как Вы будете рассказывать о проблемах? О ценностях? О чьих проблемах и ценностях Вы рассказываете? Проблем для Вас, дамы и господа, нет. А потому и ответов больше чем вопросов. Поэтому среди Вас столько догматиков: Вы привыкли пожизненно воспроизводить выученное ещё в аспирантуре, и думаете, что в этом-то и состоит преподавание «любви к мудрости». А вкус к исследованию, желание ставить и решать проблемы у  Вас выключены. За ненадобностью.

И теперь – третье: это отсутствие серьёзного философского интереса к современности проявляется в отсутствии какой-либо этической (не говоря уж о политической) позиции. Большинство преподавателей философии демонстрируют более или менее самоуглубленную апатию. Я соглашусь что это  – естественное, т. е. объективное проявление выключенности из истории (в данном случае  – истории мысли). Ничем в этом смысле не выделяясь из университетско-академической массы, преподаватели философии являются политичными конформистами, в профессиональной жизни склонными к разнообразным сделкам за мизерную прибыль и к стайно-клановому поведению. Не буду углубляться в изумительную антропологию академической жизни, ибо стремлюсь не к обличению, а всего лишь в констатации: аполитичный пассивный конформист может преподавать только пассивность (порождающую конформизм). Это его (её) практическая философия. Потому «Ваши» курсы по социальной философии до сих пор  – помесь системного подхода со структурным функционализмом  -сочетание учения о человеке как машине по удовлетворению собственных потребностей и этики «каждому своё». Эта корпоративная философия русских чиновников так органично совмещается с Вашим самоощущением людей, как-то выживающих в сложных общественных условиях… но это – всё, что Вы можете предложить студентам? Это скучно. Чтобы как-то выживать, устраиваться и пристраиваться, дисциплины «философия» не нужна. И Вы, преподавая это, объективно преподаёте собственную (как представителей этой дисциплины) ненужность.

– А сам-то – скажет мне коллега,  – сам-то ты такой? «Не такой!» – самоуверенно скажу я, ив важнее меня  – то, что мои друзья и учителя, преподающие то же самое в разных вузах, не такие; поэтому я видел и знаю, что философия и обучение еймогут быть захватывающим приключением, а сам философ может являть собой пример как минимум интересного человека, отстаивающего приоритет мышления над невежеством.

Я знаю про «две с половиной ставки» и что они могут сделать с человеком. Ну и что? Вас  (повторю), с Вашей внутренней пустотой, несовременностью и скучным конформизмом можно только вот так вот эксплуатировать ради заполнения штатного расписания, точно по словам Пушкина: «зачем стадам дары свободы? Их должно резать или стричь».  Но Вы боитесь даже произнести слово «эксплуатация», чтобы Вас не заподозрили в каком-нибудь «марксизме».

[1] О, повесть о генеалогии программ по философии – о всех эти напластованиях советского диамата, постсоветской «духовки», следов невразумительных борьбы с «постмодернизмом» и «глобализмом» будет печальнейшей на свете…

 

Михаил Немцев, кандидат философских наук, магистр гендерных исследований, преподаватель Новосибирского государственного университета экономики и управления, член редакции журнала гуманитарных технологий «60 параллель» (г. Сургут, Россия).

,

Comments are closed.