top

МАГ/The International Association for the Humanities     ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ГУМАНИТАРИЕВ

О «Теории жанра» и практике распространения академической литературы в России

genretheoryМарк Липовецкий, литературный критик и исследователь, разместил в сети такой пост: «В “Воплях” вышла рецензия на “Теорию жанра”, последнюю книгу моего отца, Н.Л. Лейдермана. Никогда не думал, что буду писать опровержение на рецензию, но видно, придется. В первом же абзаце сообщается, что “сразу после выхода книга стала библиографической редкостью – семья ученого, к которой принадлежит и занимающийся русским постмодернизмом сын Наума Лазаревича М. Липовецкий, – изъяла из издательства весь тираж книги, и в продажу она так и не поступила». Это, конечно, неправда.»

«The Bridge/Мост» связался с Марком и попросил прокомментировать ситуацию с книгой и порассуждать о проблеме распростарнения академической литературы в России вообще.

Марк Липовецкий: «Теория жанра» – это итоговая книга моего отца, известного филолога Наума Лазаревича Лейдермана, которая вышла из типографии через неделю после его смерти и которой он занимался до своих последних дней. Книга вышла в созданном отцом научно-образовательном центре «Словесник» при Уральском педуниверситете. Отец создал этот центр еще в 90-е, и выпускал под его эгидой монографии и научные сборники. Однако, вскоре после его смерти администрация университета закрыла центр за ненадобностью, потому сейчас остатки тиража находятся на кафедре современной русской литературы этого университета – кафедре, созданной отцом еще в 80-е годы и сейчас также находящейся под угрозой «слияния».

Теория жанра находилась в центре научных интересов отца с семидесятых годов. В начале восьмидесятых он выпустил книгу «Движение времени и законы жанра», в которой излагал свою теоретическую модель на примере тогдашней современной прозы (это была его докторская). Несмотря на то, что эта книга вышла в Средне-Уральском книжном издательстве в Свердловске, специалисты по жанрам ее хорошо знали. Его статьи печатались в международных журналах по жанрологии. Но книга 1982-го года сегодня, разумеется, устарела, да и отцу давно хотелось изложить свои теоретические воззрения просторно и подробно. Что он и сделал в последней книге, где, помимо общей теоретической модели жанра, он развивает представления о жанрах лирических и драматургических; а характеризуя исторические системы жанров (ансамбли, складывающиеся в каждую эстетическую эпоху), он выстраивает свою типологию культуры от Ренессанса и барокко до авангарда и модернизма. Кроме того, как всегда, теоретические модели у него «посажены» на подробные и «вкусные» анализы текстов, опять-таки в широком диапазоне (от Пушкина до Джойса), но в основном на примерах русской литературы ХХ века (Бабель, Федин, Шаламов, Заболоцкий и др.)

Вопрос: Почему у автора рецензии из всех возможных версий появилась именно версия «изъятия книги семьей ученого»?

М.Л.: Мне трудно рассуждать о том, что имел в виду автор рецензии. Я же прочитал эту фразу как оскорбление в мой адрес: мол, постольку я специалист по постмодернизму (и вообще автор «НЛО», а не «Воплей»), и на многие проблемы смотрю несколько иначе, чем мой отец, то я постарался заблокировать распространение его последней книги. Отсюда мое опровержение, посланное в «Вопросы литературы» – я, кстати, получил из редакции уведомление о том, что опровержение будет опубликовано в ближайшем номере. Глупо было бы оправдываться, но пришлось. Отец – мой главный учитель, в науке и не только. И какие бы ни были у нас расхождения, они ни в коей мере не отменяют моего преклонения перед его талантом и моего желания максимально способствовать распространению его работ. Другое дело, что самой системы распространения научных трудов, особенно, если они выходят за пределами столиц, в России практически не существует.

Вопрос: Что же существует вместо этой системы?

М.Л.: Проблема эта огромная, и я рад, что о ней наконец начинают задумываться. Во всяком случае, возникшая как-то в интернете мысль о создании альянса небольших академических и просветительских издательств могла бы как-то улучшить ситуацию. Ведь если в Москве или Петербурге еще существуют магазины типа «Фаланстера» или «Циолковского», то в провинции их нет (единственное известное мне исключение пермский «Пиотровский», да вот еще в Екатеринбурге недавно открылся магазин «Пушкина 4»). Однако, даже если такой альянс и возникнет, необходимо создание сети распространения, что означает – сеть магазинов, поскольку книжные супермаркеты, конечно, не заинтересованы в академической литературе по гуманитарным дисциплинам, у них эту продукцию с успехом заменяет «эзотерика». Полагаю, что гораздо более эффективным решением было бы создание некоего академического Амазона (где можно было бы платить за книги кредитками, а не переводами на счет магазина из сбербанка). А со стороны издателей, полагаю, что самым эффективным методом выживания окажется переход на электронные книги. Но все равно необходимы более или менее централизованные порталы, интернет-магазины, где можно было бы покупать эти книги. А пока что книгу отца можно либо заказать наложенным платежом на кафедре современной литературы Уральского педагогического университета. Есть она и в «Пушкина 4». Еще постараюсь привезти пачку в «Фаланстер».

По электронной почте с Марком Липовецким связалась Наталья Кулинка

, ,