top

МАГ/The International Association for the Humanities     ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ГУМАНИТАРИЕВ | Volume 5, Issue 1 (34), 2016.

Интервью с Владимиром Ищенко, членом редакции журнала «Спільне»

Twitter ButtonGoogle+ ButtonFacebook Button

Редакция информационного бюллетеня “The Bridge/MOCT” продолжает представление академических журналов, выходящих на постсоветском пространстве. В предыдущем номере мы рассказывали о двух научных изданиях, имеющих институциональную историю в несколько десятков лет. Однако в последние годы на постсоветском пространстве возникло немало новых научные журналов. В этом выпуске мы публикуем интервью с Владимиром Ищенко*, редактором украинского журнала социальной критики Спiльне/Commons, который начал выходить около двух лет назад.

 

ischenko

Елена Гапова: Журнал «Спільне» молод. Какова его концепция, как и «почему» он возник? Как он был «придуман»? Кто входит в состав редакции?

Владимир Ищенко: «Спільне» стал первым удачным левым интеллектуальным проектом в независимой Украине, хотя потребность в нем назревала уже давно. Во-первых, необходимо переориентировать фокус актуальных исследований в украинских общественных науках с культурных войн вокруг языка, истории и геополитической ориентации, к которым недавно добавились и консервативные кампании за запрет абортов и «пропаганды гомосексуализма», на острые социально-экономические проблемы украинского общества, которые требуют глубокого критического анализа в контексте глобального капитализма. А, во-вторых, необходима более глубокая рефлексия опыта активистов, пытающихся бороться с этими социальными проблемами. С одной стороны, есть уровень сознания низовых самоорганизованных протестных инициатив, часто не выходящий за пределы своего двора (в случае точечной застройки) или своего предприятия (в случае трудового конфликта), игнорирующий системные причины локальных проблем. С другой стороны, есть уровень сознания левых идеологических активистов, которые уже наперед знают, что во всем виноват капитализм, однако, убедительно донести это до недовольных протестующих граждан не всегда в состоянии. Для привязки локальных проблем и конфликтов со структурными причинами необходимы конкретные эмпирические исследования, развитие антикапиталистической теории для решения тех вопросов и проблем, которые встают перед нами в нашей конкретной социально-исторической ситуации.

Сначала, в 2009 году возник сайт Сommons.com.ua с регулярным обновлением несколько раз в неделю и одновременно начал готовиться первый выпуск бумажного журнала «Криминализация социальных проблем» в контексте глобального симпозиума по книжке американского социолога Лоика Вакана «Наказывая бедных», который прошел в апреле 2010 года. У истоков проекта стояли молодые левые исследователи и активисты, преподаватели, аспиранты и студенты, преимущественно связанные с Киево-Могилянской академией. Это тема для отдельного разговорао том, как в элитном университете с выраженной националистической политикой администрации возникла заметная левая среда – более крупная и активная, чем в любом другом университете Украины. В любом случае так исторически сложилось, хотя у коллектива «Спільного» никогда не было намерения замыкаться на одном университете, и мы расширяем круг авторов и редакторов. В редакцию входят представители разных общественных и гуманитарных наук – социологи, философы, экономисты, политологи, историки, культурологи. «Спільне» – принципиально междисциплинарное и даже адисциплинарное издание, не зашоренное в произвольных рамках какой-либо узкой специальности.

Е.Г.: Расскажите, пожалуйста, о тематике журнала: о чем вы пишете? Какие сложились рубрики?

В.И.: Рубрики у нас самые разные. На главной странице сайта, например, у нас есть постоянные рубрики «Экономика», «Политика», «Искусства», а также несколько рубрик, связанных с тематикой ближайших выпусков бумажного журнала, которые постепенно ротируются по мере выхода новых выпусков – «Расизм», «Класс», «Образование», «Город», «Феминизм». Кроме того, у нас появляются статьи об истории, экологии, науке, религии. Тематические выпуски печатного журнала, которые выходят два раза в год, посвящены конкретным социальным проблемам: городским проблемам и городским протестам, политике образования, классовой эксплуатации и классовой борьбе, политэкономии расизма, трудовому измерению гендера, готовится выпуск «Второй мир» о специфике капиталистического развития/деградации в постсоциалистических странах.

Особенность «Спільного» не в тематике, а в социально-критическом фокусе и антикапиталистической позиции, с которой анализируются самые разнообразные проблемы и явления. Мы вскрываем господствующие идеологии и ограниченность либеральной критики, сводящейся к критике формального неравенства либо дискурсивной дискриминации и игнорирующей политэкономический фундамент социальных проблем, связанный, в конечном счете, с капиталистическими процессами частного присвоения общественного труда.

Е.Г.: Можно ли сказать, что ваш журнал находится на пересечении науки и активизма? Что это значит сегодня? Насколько это «легитимно» в науке?

В.И.: Я бы выдвинул даже более сильный тезис – именно такая общественная наука, которая тесно связана с практикой общественных изменений, анализирует их результаты, ставит и находит ответы на вопросы о причинах успехов и провалов – и является подлинной общественной наукой. В отличие от замкнутой на себя академической науки, которая не всегда, но все-таки преимущественно обращается к вопросам интересным и даже понятным только в академической среде и которая, опять же не всегда, но преимущественно, ориентирована не на поиск истины, а на накопление материального и символического капитала, карьерное продвижение по лестнице академической иерархии согласно формализированным, а в постсоветских странах и сверх-бюрократизированным правилам. И в отличие от общественной науки, по сути обслуживающей господствующую идеологию, создаваемую и воспроизводимую ТВ-экспертами и think tanks. В отличие от них результаты «активистской» общественной науки непосредственно проверяются практикой общественных изменений. Поэтому для нас очень важна, в том числе, публикация статей или интервью с активистами, рефлексирующими свой собственный опыт участия в общественных движениях. Как пример можно привести мою статью, написанную в соавторстве с Оксаной Дутчак, о причинах неудачи левой политизации протестной инициативы против приватизации общественного пространства «Сохрани старый Киев», в которой мы сами долгое время принимали участие, или интервью в 4-м выпуске «Спильного» с Виталием Махинько об очень интересном опыте организации независимого профсоюза «Серп и молот» и защиты коллективных интересов рабочих часто неформальными каналами.

Насколько это легитимно в науке? Как мне кажется, все более и более. Я буду говорить о социологии, к которой имею профессиональное отношение. Даже если не упоминать о классической марксистской традиции, которая была и остается ориентированной, прежде всего, на изменение, а не только объяснение мира, то, например, действующий президент Международной социологической ассоциации Майкл Буравой уже много лет проповедует необходимость «публичной социологии», т.е. рефлексивного социологического знания, ориентированного на неакадемическую публику и создаваемого в тесном диалоге с общественными движениями. Или, например, бывший президент Американской социологической ассоциации Эрик Олин Райт запускает масштабный проект изучения так называемых «реалистических утопий», т.е. научного исследования возможности и жизнеспособности альтернативных социальных институций радикально-демократического и эгалитарного общества. «Ангажированную социологию» защищал и самый цитируемый социолог в мире Пьер Бурдье.

В той мере, в которой будет углубляться кризис академических институций, распространяться ощущение тупиковости и абсурдности развития формальных институций академической науки, усиливаться негодование по поводу «феодалов от науки» – крупнейших издательств академических журналов, наживающих огромные прибыли на бесплатном труде авторов и рецензентов статей – в той мере вопросы для кого и для чего мы занимаемся наукой будут ставиться все более остро в академической среде. В условиях масштабного сокращения финансирования науки (прежде всего, общественной и гуманитарной), перевода ее на коммерческие рельсы («по-белому» или «по-черному» – коррумпированно) – в чем постсоветские страны не отстают, а как раз впереди планеты всей, показывают «прогрессивный пример» всему остальному миру – перед каждым ученым будет вставать вопрос «С кем ты?» – либо ты на стороне общественных движений, сопротивляющихся капиталистическому наступлению, либо ты идеологический слуга правящего класса, подрывающего материальные условия твоего же собственного существования.

Е.Г.: Какова «технология» приема статей в журнал: кто принимает решение о печати – редактор, совет журнала или какой-то научный «комитет», независимые рецензенты (peer review)?

В.И.: До последнего времени все статьи так или иначе проходили обсуждение в нашей довольно широкой рассылке «Ліва думка» – рассылке для незашоренных и творческих людей, заинтересованных в развитии левой теории и анализа украинской действительности с левой перспективы в частности. Автор мог принять либо отклонить замечания. Для того чтобы отклонить статью было необходимо три категорических вето от участников рассылки. Коллектив журнала был, по сути, неформальной сетью. Этот этап мы переросли и сформировали редакцию с фиксированным членством. Все статьи также обсуждаются в «Лівій думці», а при отсутствии реакции направляются на рецензирование наиболее компетентным либо заинтересованным членам редакции персонально, но право прокомментировать имеет каждый редактор. В конфликтных случаях решение принимается голосованием редакции. Анонимность рецензента и автора не является необходимой, поскольку без академических бонусов за публикации в нашем журнале и, тем более, денежных гонораров, нет и мотивации кого-то обманывать и тайно проталкивать «своего человека». Остается только открытое столкновение идей и политических позиций.

Е.Г.: На какой академический – или иной – интеллектуальный рынок рынок рассчитан журнал, кто ваши читатели?

В.И.: «Академический рынок» не является приоритетом для «Спільного». Как мне кажется, больше всего читают журнал активисты и студенты/аспиранты. Для привлечения студенческой аудитории есть много возможностей, в том числе, через включение в литературу учебных курсов, которые мы ведем в Могилянке. С другой стороны, мы мотивируем студентов дорабатывать свои качественные письменные работы до готовых к публикации статей на сайте и в печатных выпусках. Никакой дискриминации по академическому статусу у нас, естественно, нет, важны только интеллектуальный уровень и политическая позиция материала.

А с академическим истеблишментом происходит довольно забавная история, когда наиболее прогрессивная его часть с большим интересом воспринимает «Спільне». Ведь многие важные проблемы, вопросы, теории в глобальной общественной науке впервые на украинском языке освещаются именно у нас. В том числе и всемирно известные ученые, как например, Дэвид Харви, Крэйг Калхун, Лоик Вакан, Беверли Силвер, Нэнси Фрейзер впервые на украинском языке были опубликованы именно в «Спільному» либо в виде переводов, либо в виде эксклюзивных интервью для нашего журнала. Да и средний уровень статей, не обремененных «ваковскими» требованиями и мотивацией «publish or perish», со свежим критическим взглядом и применением наиболее прогрессивных теорий к анализу самых острых общественных проблем, очень высок по сравнению с украинскими академическими изданиями.

Е.Г.: Вопрос о языке издания. С одной стороны, абсолютно естественно делать в Украине журнал на украинском (и Украина в этом смысле богата – у вас есть «Культура», и «Україна Модерна», и «Схід/Захiд» и другие издания, чей уровень очень высок). С другой, авторы, пишущие на «локальных» языках, видимы локально, а наука сегодня хочет быть «глобальной» (и авторы тоже). Как быть?

В.И.: Совершенно очевидно, что журнал, ориентированный на общественные изменения и неакадемическую публику, должен издаваться на распространенном в стране языке. В Украине вопрос о языке обычно стоит в форме украинский либо русский. Сайт у нас двуязычный, хоть и с преобладанием украинского, а печатные выпуски на 100% украиноязычные для единства формата. Почему именно украиноязычные, хотя половина населения Украины в быту говорит на русском? Вопрос политический, связанный, прежде всего, с тем, что левые взгляды в нашей стране стереотипно связываются с поддержкой российского империализма, благодаря риторике и политике крупнейших якобы левых партий в Украине, и этот стереотип в общественном сознании необходимо долго и упорно переламывать.

А что касается выхода на глобальный (что, к сожалению, равно англоязычному) уровень, то тут, вероятно, нет другого выхода, как публиковаться также и на английском языке в международных изданиях. Это, конечно, не везде одобряется, но не встречал еще реальной проблемы опубликовать уже изданную на украинском языке статью еще раз в международном научном журнале, но уже на английском.

Е.Г.: Как распространяется журнал? Можно ли читать его в сети полностью или только частично? Выписывают ли его библиотеки? Попадает ли он в другие города?

В.И.: «Спільне» известен тем, что после выхода каждого нового печатного выпуска мы его презентуем в разных городах Украины, в том числе и районных центрах. Нас приглашают активистские группы, интеллектуальные центры, книжные магазины, университеты. Ярким примером служит серия презентаций выпуска о классовой эксплуатации и классовой борьбе активистам Конфедерации свободных профсоюзов Украины. Соответственно, на презентациях можно купить журнал, а остатки передаются на распространение знакомым нам “сочувствующим” либо в местные магазины, библиотеки, социальные центры.

На сайте commons.com.ua, конечно, бесплатно можно читать все материалы, подготовленные специально для сайта. Материалы бумажных выпусков появляются на сайте постепенно. Однако, поскольку чтение с помощью электронных книг, планшетов и смартфонов становится все более массовым, стабильно растет пользование интернетом, а работать как исследователю с электронной копией книги просто принципиально удобней, чем с бумажной, то рано или поздно нам придется направить те существенные денежные и людские ресурсы, которые идут на подготовку бумажных выпусков, на создание удобной для чтения на портативных устройствах бесплатной электронной версии журнала, а также озаботиться профессиональной раскруткой сайта в сети.

Е.Г.: Кто поддерживает издание журнала? Каждый номер финансируется отдельно, или есть какая-то длительная программа?

В.И.: Нет, не существует длительной программы. Для выпуска каждого номера мы обращаемся к разным донорам, заинтересованным в конкретной тематике. При этом для нас принципиально, что мы не готовим выпуски под финансирование, а, наоборот, ищем финансирование под запланированные выпуски без ущерба для содержания и политической позиции. Большая часть денег идет на оплату собственно печати бумажного выпуска. При этом львиная доля работы над журналом и сайтом делается на общественных началах без материального вознаграждения.

Е.Г: Какой номер журнала вы считаете наиболее удачным?

В.И.: Лично мое мнение – 4-й выпуск «Классовая эксплуатация и классовая борьба». И не только потому, что я был главным редактором этого выпуска J В этом выпуске мы ребром и без обиняков поставили вопрос о центральном конфликте украинского общества – классовом конфликте. И при этом нам удалось поставить его не догматически. Целый раздел выпуска посвященысовременному аппарату классового анализа и тому, каким образом мы можем анализировать пресловутый «средний класс» – те классовые позиции, которые явно некорректно относить к капиталистам либо рабочим. Является ли современная популяризация «гибкости» и «мобильности», разнообразных форм нестандартной занятости преодолением классовых противоречий либо, наоборот, идеологией оправдывающей интенсификацию классовой эксплуатации? В чем особенности классовой эксплуатации в постсоветских обществах и какими специфическими идеологиями она оправдывается? С какими проблемами сталкивается рабочая борьба и профсоюзное движение и есть ли основания для оптимизма? И стоит ли, говоря о развитии классовой борьбы, ограничиваться лишь профсоюзами, заведомо заинтересованными в поддержании непрерывности производства, что может мешать готовности к радикальному подрыву институционализированного порядка? Как я подозреваю, все эти вопросы впервые за долгие годы в постсоветской Украине на высоком научном уровне обсуждаются, снова же, именно в нашем журнале.

*Владимир Ищенко, кандидат социологических наук, руководитель отдела изучения социальных протестов Центра исследования общества, член редакции журнала социальной критики “Спільне”, преподаватель кафедры социологии Национального университета “Киево-Могилянская академия”.

, ,

Comments are closed.